Пресса

Маркосян С. Наши молодые искусствоведы //Советский Карабах. – 1972 – 20 августа.
Микаелян С. Наши молодые исполнители //Коммунист. – 1978 -20 декабря.
Статьи о творчестве А. Мовсесяна в газете “Красное знамя” (г. Елец): 9 июня 1994; 1996; 25 января 1997; 13 апреля 1997; 3 июля 1997.
Молодежный вестник (г. Липецк). – 1996 – №25.
Де-факто (г. Липецк). – 1997 (в связи с 25 – летием творческой деятельности).
Все и все (г. Самара). – 1997 (О конкурсной программе А. Мовсесяна).
Самарские известия. – 1997. – 24 мая.
Долбакян Э. Мы восхищаемся и гордимся Вами, маэстро!
//Информационный бюллетень Московской армянской общины. – 1997. – №4.
О. Тулинова – Мастера исполнительного искусства – Александр Мовсесян (Елец, ЕГУ 2002).
С. Мирзоян – Главный кеманчист России (2005).

Армянское культурно-просветительское общество «Арарат». Творческий вечер заслуженного работника культуры России, лауреата международных и всероссийских конкурсов Александра Мовсесяна

13 сентября 2011 г. в Московском доме национальностей состоялся творческий вечер заслуженного работника культуры России, лауреата международных и всероссийских конкурсов Александра Мовсесяна.

Организаторами выступили Московский дом национальностей совместно с Армянским культурно-просветительским обществом «Арарат».

Александр Мовсесян родом из Нагорного Карабаха. Инструмент, на котором он играет, называется кеманча. Кеманча – это древняя скрипка. Она появилась где-то с IX века нашей эры. Древние армянские барды – ашуги — музицировали на кеманче, сочиняя свои собственные песни. В дальнейшем, форма кеманчи претерпевала изменения. Так, желая придать инструменту более сильное звучание, изготавливали круглый корпус больших размеров. На основе этого инструмента всемирно известные мастера XVII-XVIII столетий Страдивари и Гварнери делали свои знаменитые скрипки.

Юбилейный вечер начался с приветствия всех собравшихся гостей и, конечно, самого виновника торжества представителями Московского дома национальностей.  Первым поздравить А. Мовсесяна и вручить диплом «За вклад в развитие армянской культуры» представилась возможность председателю Совета общества «Арарат» Э. Долбакяну.  Он пожелал музыканту всех благ и дальнейшего творческого роста. Также к поздравлениям присоединились друзья и коллеги кеманчиста. В их числе – первый вице-президент Союза Армян России Г.  Казарянц, журналист-международник, генеральный директор компании «Саят-Нова» В.В. Партугимов, президент Фонда развития армянской культуры М. Игитян, балетмейстер-постановщик Р.В. Барсегян.

После теплых поздравлений в адрес юбиляра начался концерт ансамбля народных инструментов «Гусаны» под руководством самого А. Мовсесяна. Несмотря на то, что это выступление для ансамбля стало своего рода дебютом, музыканты играли слаженно и профессионально.  В концертной программе звучала не только национальная армянская музыка, но и известная всем музыка национального венгерского танца Чардаш.

А. Мовсесян не только прекрасный музыкант, но и мастер. Он сам изготавливает кеманчи. Инструмент делается  по рецептам древних мастеров. Музыкант уже 20 лет живет в России,  много гастролирует, представляя российское многонациональное искусство, является участником нескольких  зарубежных фестивалей.

«Когда инструмент выводишь на международный уровень, хочется играть на совершенном инструменте. Поэтому кеманчу я изготавливаю сам, – рассказывает мастер. – Она делается из орехового или абрикосового дерева. Струны используются такие же, как у скрипачей и гитаристов. Один инструмент готовится от полугода до года». Александр говорит, что при изготовлении инструмента нужно просить, чтобы космические силы помогли сделать его звучание высочайшего качества. «Возвращение к истокам, к истине» – всё чаще эти слова звучат в нашей жизни, выражая потребность человеческой души. Божественные звуки древней кеманчи, словно голос из прошлого, напоминают нам об этом.

Источник: Московский дом национальностей

Страдивари изготавливал свои скрипки, изучая армянскую кеманчу: интервью с армянским кеманчистом

hay-taraz_jpg_1320933014Армянской кеманчи коснулось издание «Аргументы недели». «Называя его по-разному, на этом струнном смычковом инструменте играют народные музыканты в Дагестане и Азербайджане, Грузии и Греции, в странах Среднего и Ближнего Востока. Армянская кеманча сродни арабскому ребабу, средневековому европейскому ребеку, французскому пошету, болгарской гадулке. Поговаривают даже, что великие Страдивари и Гварнери делали свои уникальные скрипки, изучив все особенности этого древнего – известного как минимум с IX века – народного инструмента», — отмечает газета, которая провела беседу с известным кеманчистом армянского происхождения Александром Мовсесяном.

«Я в детстве своими глазами видел народных музыкантов. Помню, как в Арцахе на улицах ашуги [народный певец-поэт – ред.]играли на кеманче», — говорит он.

Семилетний Алик знал множество армянских песен. И когда мальчика привели в музыкальную школу в класс скрипки, мудрые учителя посоветовали ему развивать свою тягу к народной музыке. Уже через полгода Саша Мовсесян перешел к преподавателю, который стал обучать его игре на кеманче. И действительно, на каком еще инструменте играть армянскому мальчику, рожденному в Карабахе, пишет газета.

«А знаете, древние восточные трубадуры-барды-ашуги нередко устраивали музыкальные соревнования между собой, – прерывает рассказ о перипетиях своей жизни музыкант и любуется на кеманчу. – Так вот победитель имел право забрать себе инструмент проигравшего!».

Александр Ханоевич в свободное от музыки время интересуется философией, с легкостью цитирует античных поэтов и считает, что музыканту широкий кругозор просто необходим. Сразу после Ереванской консерватории Мовсесян попал в маленький российский городок Елец, где по сей день преподает в Государственном университете. И чтобы найти общий язык со слушателями, на родной кеманче музыкант стал играть старинные романсы, скрипичные концерты. Однажды Гран-при на международном конкурсе ему принесло виртуозное исполнение интермедии Римского-Корсакова «Полет шмеля».

«С 1984 года я играю только на инструментах, сделанных собственноручно, – признаётся музыкант. – Я работал в шести государственных ансамблях, много гастролирую и давно понял, что достойно играть можно только на совершенном инструменте, точнее на инструменте, который сможет удовлетворить все твои запросы.

Между прочим, Мовсесян делает свои кеманчи исключительно из абрикоса, а древесину привозит из родного Карабаха или Армении. Абрикосовое дерево упругое, очень твердое, трудно поддается обработке и со временем, высыхая, становится словно кость.

«Потому есть секреты: выточить форму легче из еще влажного дерева, – поясняет мастер-маэстро. – Потом форму оставляют высыхать, и лишь через несколько лет собирают музыкальный инструмент. Дудук – основной армянский духовой инструмент – тоже делается из абрикоса. И как-то неожиданно я понял, что идеальное звучание будет тогда, когда все музыкальные инструменты в оркестре сделаны из древесины одной породы».

Виртуозно владея старинной армянской кеманчой, музыкант уверяет, что у него абсолютно русский менталитет. Ну а обрёл он его благодаря… карабахскому детству, ереванскому взрослению и последующей российской жизни, резюмирует издание.

Источник: HAYАФИША

Судьба кеманчиста

№ 44 (285) от 10 ноября 2011 [«Аргументы Недели», Таша ПОЛТЕВА ]
cd7e446bb61c848b5c3988c6a31cc543Называя его по-разному, на этом струнном смычковом инструменте играют народные музыканты в Дагестане и Азербайджане, Грузии и Греции, в странах Среднего и Ближнего Востока. Армянская кеманча сродни арабскому ребабу, средневековому европейскому ребеку, французскому пошету, болгарской гадулке. Поговаривают даже, что великие Страдивари и Гварнери делали свои уникальные скрипки, изучив все особенности этого древнего – известного как минимум с IX века – народного инструмента.
Музыкант бережно достаёт из чехла, а потом разворачивает завёрнутую в плотную мягкую ткань изящную «подругу» с длинным грифом и округлыми боками.
– Иначе может замёрзнуть, – перехватывает вопросительный взгляд Александр Мовсесян. – Я в детстве своими глазами видел народных музыкантов. Помню, как в Арцахе (историческое название Нагорного Карабаха. – Прим. ред.) на улицах ашуги играли на кеманче.
Семилетний Алик знал множество армянских песен. И когда мальчика привели в музыкальную школу в класс скрипки, мудрые учителя посоветовали ему развивать свою тягу к народной музыке. Уже через полгода Саша Мовсесян перешёл к преподавателю, который стал обучать его игре на кеманче. И действительно, на каком ещё инструменте играть армянскому мальчику, рождённому в Карабахе?
– А знаете, древние восточные трубадуры-барды-ашуги нередко устраивали музыкальные соревнования между собой, – прерывает рассказ о перипетиях своей жизни музыкант и любуется на кеманчу. – Так вот победитель имел право забрать себе инструмент проигравшего!
Александр Ханоевич в свободное от музыки время интересуется философией, с лёгкостью цитирует античных поэтов и считает, что музыканту широкий кругозор просто необходим. Сразу после Ереванской консерватории Мовсесян попал в маленький российский городок Елец, где по сей день преподаёт в Государственном университете. И чтобы найти общий язык со слушателями, на родной кеманче музыкант стал играть старинные романсы, скрипичные концерты. Однажды Гран-при на международном конкурсе ему принесло виртуозное исполнение интермедии Римского-Корсакова «Полёт шмеля».
– С 1984 года я играю только на инструментах, сделанных собственноручно, – признаётся Алик-джан. – Я работал в шести государственных ансамблях, много гастролирую и давно понял, что достойно играть можно только на совершенном инструменте, точнее на инструменте, который сможет удовлетворить все твои запросы.
Между прочим, Мовсесян делает свои кеманчи исключительно из абрикоса, а древесину привозит из родного Карабаха или Армении. Абрикосовое дерево упругое, очень твёрдое, трудно поддаётся обработке и со временем, высыхая, становится словно кость.
– Потому есть секреты: выточить форму легче из ещё влажного дерева, – поясняет мастер-маэстро. – Потом форму оставляют высыхать, и лишь через несколько лет собирают музыкальный инструмент. Дудук – основной армянский духовой инструмент – тоже делается из абрикоса. И как-то неожиданно я понял, что идеальное звучание будет тогда, когда все музыкальные инструменты в оркестре сделаны из древесины одной породы.
Виртуозно владея старинной армянской кеманчой, музыкант уверяет, что у него абсолютно русский менталитет. Ну а обрёл он его благодаря… карабахскому детству, ереванскому взрослению и последующей российской жизни.
Источник: Аргументы недели

Вестник МОСКОВСКОГО ДОМА НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ (№3  2011)